Колонка Дижура. Александр Шестун – личность.

755290796549205
Слушалась апелляционная жалоба в Московском городском суде об изменении меры пресечения главе Серпуховского района Александру Шестуну.
24 сентября 2018 года суд начали без задержек, без изменения зала судебного заседания, лишь запретив демонстрировать майки «Свободу Шестуну» в зале суда. Судебные приставы были неумолимы даже тогда, когда я развернул газету с крупным заголовком «Дневники Шестуна». Пришлось свернуть под угрозой удаления из зала.
Свобода Александра Вячеславовича была ограничена не только тюремными стенами, но и размером экрана монитора камеры специального изолятора «Матросской тишины». В суде он присутствовал виртуально, но и виртуально, был за решеткой.
Адвокаты были на высоте, судья предельно вежлив и корректен, и только представители стороны обвинения вызывали мягко скажем, неприязненные чувства. От следователя веяло казенщиной, несвободой и неискренностью. И он, и представитель прокуратуры, были какие-то «отштампованные» неограниченной властью карать, и наверняка не всегда, обоснованно. Служивые люди приказа резали человеческую судьбу, как скорый поезд «Моска-Баку», разрезает колесною парою занесенную ветром на рельсы соломинку.
Шестун в выступлении, в прениях и последнем слове был непреклонен. Политическое давление, понуждение не идти на выборы, арест, и как следствие не допуск к регистрации кандидатом на выборах главы Серпуховского района. «Не прятался, не скрывался и скрываться не собираюсь. Заинтересован больше других в объективном разбирательстве дела. Победа жены Юлии Шестун в двух сельских поселениях на выборах советов депутатов с большим отрывом от других кандидатов– прямое тому подтверждение».
Когда я шел в суд, то думал, что «договорились» (и кстати, думал, что Слава Богу). Исключение из обвинения статьи о превышении должностных полномочий, ходатайство Михаила Федотова об изменении меры пресечения по состоянию здоровья аккурат ко дню заседания, навевали мысли о «договорнике».
Но, как только дали слово обвиняемому, то я понял – сидеть по всей тяжести предъявленного обвинения.
Александр Шестун – личность. Я уверен, что это признают, даже его враги, хулители и гонители. Личность потому, что ему, небедному человеку, легко можно было пойти как на сделку со следствием, так и на сделку с совестью, что случается, сплошь и рядом. В конце концов, в его положении любое предложение, выглядит заманчивым.
Но он предпочел несвободу, свободе предательства.
Решение Басманного суда оставили без изменения, жалобу — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.