Уставный суд Петербурга замолчал особое мнение

Вокруг закона о местном самоуправлении разгорелся скандал

KMO_128025_02745_1_t218_222523

Уставный суд (УС) Санкт-Петербурга впервые в истории судебной системы отказался приобщать к материалам дела и публиковать особое мнение судьи. УС решил, что особое мнение судьи Ольги Герасиной «таковым не является», поскольку содержит «суждения и оценки», не относящиеся к вопросу уставности спорных норм. Эксперты считают это нарушением гарантий независимости судей и права граждан на ознакомление с актами конституционного правосудия.

УС Санкт-Петербурга во главе с Натальей Гуцан (однокурсница премьера Дмитрия Медведева, супруга заместителя генпрокурора РФ Александра Гуцана) отцензурировал особое мнение судьи. Поводом для конфликта послужило постановление, которым УС отменил по запросу муниципального совета «Юнтолово» положение городского закона «Об организации местного самоуправления в Санкт-Петербурге» об оплате уборки водных территорий из местного бюджета. Зампред УС Ольга Герасина, которая в 2014 году выдвигалась в Верховный суд, заявила в особом мнении, что судья Игорь Тимофеев не мог участвовать в рассмотрении дела, так как был депутатом заксобрания в момент принятия спорной нормы. Рассмотреть предложение госпожи Герасиной об отводе Игоря Тимофеева УС отказался, и она сочла необходимым изложить свою позицию, пояснила «Ъ» судья. По ее мнению, состав суда в этом деле не соответствовал «критерию беспристрастности», что является грубым нарушением закона об УС и Кодекса судейской этики. Отметим, что госпожа Герасина — старейшая по сроку полномочий (более 16 лет) из пяти судей УС.

УС решил, что «суждения и оценки» судьи не относятся к существу рассмотренного дела, поэтому ее особое мнение «таковым не является», а потому требование закона об УС приобщать особые мнения к материалам дела и публиковать их вместе с постановлением на «документ» судьи не распространяется. Решение УС принято «протокольно» в закрытом заседании вне процессуальных рамок на основании заключения главы правового управления УС Дмитрия Лисовицкого, определившего «рамки» «возможностей судьи выражать свое мнение» по поручению председателя УС.

Напомним, УС был создан в качестве городского «аналога» Конституционного суда (КС) для толкования положений устава города и проверки на соответствие ему городских законов, постановлений губернатора и правительства, а также органов местного самоуправления. После конфликта с экс-губернатором Валентиной Матвиенко, отказавшейся исполнять решение УС, полномочия суда были резко ограничены, а его председатель Николай Кропачев (ныне ректор СПбГУ) и другие судьи отправлены в отставку. Нынешние руководители УС Наталья Гуцан и Ольга Герасина, проявив лояльность к Смольному, сохранили свои посты. Активность обращений в УС резко сократилась — за последние три года суд вынес всего пять постановлений.

Наталья Гуцан на звонки «Ъ» не ответила. Судья УС Антонина Шевченко сказала «Ъ», что «в понимании закона об УС особого мнения по этому делу представлено не было», так как документ с таким названием, представленный Ольгой Герасиной, частично не относится к вынесенному по делу акту, а изменить его она отказалась. На вопрос «Ъ», по какой процедуре одни судьи вправе цензурировать особые мнения других судей, госпожа Шевченко ответила, что «не все урегулировано законом», но это не значит, что в особом мнении можно писать «ты дурак». Губернатор Георгий Полтавченко и спикер заксобрания Вячеслав Макаров, которых судья Герасина уведомила о коллизии, на ситуацию не отреагировали.

Адвокат Double Bridge Law Сергей Голубок считает ситуацию беспрецедентной: «Непубликация особого мнения нарушает права судьи и граждан». «Ни закон об УС, ни регламент суда не дают права суду оценивать особое мнение судьи и уклоняться от его публикации: эта обязанность УС — одна из гарантий независимости судьи и конституционного права горожан на получение информации»,— сказал «Ъ» вице-президент Федерального союза адвокатов Сергей Попов. Он считает, что это «может стать предметом рассмотрения квалификационной коллегии судей». Проблемы с публикацией особых мнений существуют и на федеральном уровне. Госдума в 2001 году отменила обязанность публиковать особые мнения КС одновременно с его решением. Тем самым, отмечал судья КС Гадис Гаджиев, законодатель «выразил определенное отношение к «диссидентствующим» судьям».

Источник: http://kommersant.ru/doc/3202170

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.